Выставка «Спорт в советском фарфоре»

Русский музей 25 апреля - 30 июля 2018 представляет масштабную выставку фарфора, посвященную спорту

г. Москва
+7 (916) 677-6626, +7 (499) 246-4666
Комсомольский пр-кт., д.14/1, к.1; sov-art@bk.ru
г. Санкт-Петербург
+7 (921) 935-1792
ул. Зверинская, д.4; sov-art@mail.ru
Главная Справочник антиквара Авторы Поленова Е.Д.

Авторы

Заводы

Клейма

Поленова Е.Д.

ПОЛЕНОВА Елена Дмитриевна (15 (27) ноября 1850, Петербург — 7(19) ноября 1898, Москва)

Елена Дмитриевна Поленова (15 (27) ноября 1850, Петербург — 7(19) ноября 1898, Москва) — русская художница, график, живописец, мастер декоративного дизайна, одна из первых художников-иллюстраторов детской книги в России, одна из основоположников стиля модерн в русском искусстве. Сестра живописца В.Д. Поленова.

Елена Поленова, как и все дети в семье, с юных лет приобщалась к искусству. Мать, Мария Алексеевна Поленова, будучи художницей-любительницей и детской писательницей, дала детям первые уроки рисования. В 1859 году в семью Поленовых в качестве учителя рисования был приглашен студент Академии Художеств П.П. Чистяков. Он давал уроки два раза в неделю: обучал рисунку Василия, Веру, Алексея и самую младшую — девятилетнюю Елену.

Поленова рано проявила художественное дарование, но не могла стать студенткой Академии художеств, как её старший брат Василий, так как в те годы женщины к учёбе в высших учебных заведениях не допускались. Поэтому формального высшего художественного образования Елена Дмитриевна не получила. Но в 14 лет она поступила в Санкт-Петербургскую рисовальную школу Общества поощрения художеств (ОПХ), где её наставником был И.Н.Крамской. Но своим главным учителем Поленова всю жизнь называла П. П. Чистякова.

Во время первой поездки во Францию в 1869—1870 гг. Поленова посещала частную школу-студию Шарля Шаплена в Париже. Повозвращении в Россию она сначала занималась в частной мастерской П. П. Чистякова (1870—1877), а потом снова в Школе Общества поощрения художеств (1878—1880) одновременно в двух классах: акварельном и керамическом.

Её увлечение керамикой дало прекрасные результаты. На экзаменах Елена Поленова была удостоена серебряных медалей (золотых в школе при ОПХ не давали). В качестве поощрения ей было предложено поехать на стажировку в Париж. Для того времени пенсионерство женщин-художниц — случай исключительный. «Какой скандал, Вася, — писала она брату, — меня посылают в командировку за границу от О-ва поощрения. Я думаю, это первый пример в истории, по крайней мере, в русской, чтобы особа нашего бабьего сословия получала поручение и отправляема была в командировку с целью изучения и т. д.» В Париже Елена Поленова освоила различные керамические техники, занимаясь в мастерских известных французских керамистов Ж.-Т. Дека и Л.-Э. Зиферта и в Парижской керамической мастерской русских художников, которой руководил Е. А. Егоров.

Вернувшись в Петербург, в 1881—1882 годах Поленова около года преподавала живопись по фарфору и фаянсу в созданном ею классе майолики в ОПХ. С 1882 года она жила преимущественно в Москве.

В 1884 году вместе со своей подругой П. Д. Антиповой совершила поездку для этюдов по Волге и Дону, на Кавказ и в Крым и привезла из этой поездки ряд акварелей, которые показывала друзьям и учителям, в том числе П. П. Чистякову, А.А Киселеву, В.И. Сурикову.

Кроме художественного образования, Е. Д. Поленова получила звание домашней учительницы по истории, окончив Высшие женские курсы в Петербурге.

Семейные обстоятельства заставили Елену Дмитриевну в 1882 году переехать в Москву. Начался яркий и очень плодотворный период жизни. Она оказалась в кругу молодых художников — учеников и друзей брата Василия Дмитриевича. Его жена — Наталья Васильевна — стала ближайшей подругой Елены Поленовой на всю жизнь.

В Москве Поленова сблизилась с семейством Мамонтовых. Елизавета Григорьевна (жена Саввы Ивановича Мамонтова) сыграла важную роль в судьбе Поленовой, сумев смягчить её недоверие и настороженность в отношении к людям и миру. В доме Мамонтова в Москве и в загородном поместье в Абрамцеве собирались художники, музыканты, театральные деятели, образовавшие так называемый "абрамцевский кружок", у истоков которого стояли сам С. И. Мамонтов, В. М. Васнецов и В. Д. Поленов. У Мамонтовых занимались живописью, музицировали, ставили любительские спектакли, причем один вид искусства легко перетекал в другой. Тёплая, дружеская, творческая атмосфера кружка воскресила Поленову от тяжёлого сна, в котором она пребывала после трагедии в личной жизни. Едва ли не каждую неделю Елена Дмитриевна бывала в Абрамцеве. Это место стало для неё источников вдохновения на долгие годы.

В Абрамцеве Елена Поленова написала много пейзажей. Кроме того, обладая многосторонними дарованиями, она пробовала себя в разных видах искусства, принимала во всем активное участие, в частности, была художником по костюмам. Под её началом в Абрамцеве шили костюмы для постановок «Снегурочка» (1882—1883), «Фауст», «Алая роза» (1883), «Волшебный башмачок» (1888). Елена Дмитриевна подбирала ткани, отделку, аксессуары.

Она быстро прониклась национальными интересами кружка, самым ярким выразителем которого был В. М. Васнецов, воплотивший позже в своих работах национально-романтический стиль эпохи модерн. «Кто дал мне толчок к уразумению древнерусской жизни — так это Васнецов, — писала она Стасову, — у Васнецова я не учи­лась в прямом смысле слова, то есть уроков у него не брала, но как-то набиралась около него понимания русского народного духа». Внимательнейшее и кропотливое изучение русского народного искусства, страсть к национальному складу не могли не подвести художницу к знакомству с фольклором. Поленова заинтересовалась иллюстрированием сказок и пронесла эту страсть через всю жизнь.

Поленова близко сошлась с женой С. И. Мамонтова Елизаветой Григорьевной. Их общим интересом была любовь к народному творчеству и собирание предметов старины. Всё больше увлекаясь русским народным искусством, Поленова вместе с Е. Г. Мамонтовой начала создавать в Абрамцеве музей народного искусства, собирая по деревням предметы быта, образцы ткачества, вышивки. Чтобы пополнить коллекцию подлинными образцами, Поленова и Мамонтова ездили в специальные экспедиции по Ярославской, Владимирской и Ростовской губерниям. Во время этих поездок Поленова зарисовывала орнаменты, а также собирала народные сказания, иллюстрацией которых она занялась позже.

Кроме музея, в 1885 году в Абрамцеве Мамонтовой и Поленовой были основаны мастерские для обучения местных крестьян и их детей традиционным русским ремеслам. Сделано это было, в частности, с целью обеспечения крестьянских семей твердым заработком. Идея возрождения народных промыслов так понравилась «абрамцевским» художникам, членам мамонтовского кружка, что они с удовольствием занимались в мастерских наравне с крестьянами. Таким образом, возрождение ремесел началось «сверху», с художников-профессионалов, которые занялись прикладным искусством, создав свой поэтический образ народной красоты.

Во главе столярно-резчицкой мастерской в Абрамцево встала Е. Д. Поленова. Обучение крестьян было разносторонним и совершенно бесплатным. В мастерской крестьяне учились столярному ремеслу, приемам художественной резьбы. Они изготавливали предметы утвари и мебели по рисункам Е. Д. Поленовой и других художников. С 1885 по 1893 год Елена Дмитриевна разработала свыше 100 художественных проектов мебели, а также эскизов для предметов декоративно-прикладного искусства (расписные фарфоровые блюда, пр.). На основе народных мотивов Поленова создавала и эскизы для вышивок, обоев, пр. Её рисункам присуща несколько плоскостная декоративность, ставшая основой русского национального варианта стиля модерн. То направление, которое задали абрамцевские мастерские под влиянием Е. Д. Поленовой, явилось аналогом художественного движения «Искусства и ремесла», зародившегося в это же время в Великобритании.

Увидев эскизы Поленовой для загородного дома М. Ф. Якунчиковой, английская исследовательница Нетта Пикок предложила публикацию её работ в английском журнале Artist. Отмечая театральность стиля художницы, она писала о нём так: «Язык символов — удивительная смесь Севера и Востока». В статье памяти Поленовой Н.Пикок напишет, что именно её рисунки пробудили интерес в Англии к русскому прикладному искусству.

Как и в английском движении за возрождение декоративного искусства, все изделия в абрамцевских мастерских изготовлялись вручную. Мастерская выпускала целую палитру изделий: от отдельных предметов (шкафы, полки, аптечки, лавки, столы, кресла, табуретки, пр.) до целых гарнитуров. На протяжении всего процесса создания мебели каждый момент обладал особой значимостью: размер, форма, материал, цвет, орнамент. Художницей продумывалась самая малая деталь — гвоздики или задвижки для подвесных шкафчиков и т. д.

Е. Д. Поленова лично контролировала все этапы обучения и работы крестьян, будущих мастеров. После завершения трехлетнего курса обучения выпускники отправлялись обратно в свои деревни, причем их снабжали набором инструментов, чтобы они могли продолжать там трудиться самостоятельно. Мастерские в Абрамцеве послужили примером для других владельцев поместий, стремившихся помочь сельским общинам. По образцу Мамонтовой и Поленовой, многочисленные помещицы организовывали свои сельские мастерские, и к концу 19 столетия около 7,5 миллионов крестьян занимались кустарным творчеством. Эта деятельность приносила раскрепощенным крестьянам надежный доход, что было очень важно в эпоху социальных потрясений.

«Наша цель — подхватить народное творчество и дать ему возможность развернуться», — писала Е. Д. Поленова своей подруге П.Антиповой. Возрождение традиционных ремесел придало отечественному интерьерному дизайну яркий национальный оттенок. Мебель, выполненная по эскизам Елены Дмитриевны, создавала атмосферу праздника и имела большой успех. В одном из писем Поленова писала: «Наши вещи… идут хорошо, я полагаю исключительно благодаря новизне, оригинальности и стильности модели». А. Н. Греч, историк искусств, так описывал абрамцевскую продукцию: «все эти резные и точеные, висячие и стоячие шкапчики, резные и расписные столы и стулья, разрисованные балалайки, шкатулки, вышивки, безделушки, производящие фурор на заграничных выставках и в обеих столицах…»

Абрамцевская мебель продавалась в Москве в специальном магазине, и зажиточные горожане с удовольствием обставляли ей свои дома. И. А. Кузнецова, искусствовед, дочь известного архитектора А. В. Кузнецова, писала в своих воспоминаниях, что, когда её отец поселился с семьей в ампирном особнячке в Мансуровском переулке, то обустроил столовую в русском стиле: «Дубовая резная мебель — стулья, скамьи, буфеты, и висячие настенные шкафчики, купленные в поленовских мастерских очень хорошо дополнили ансамбль». Очень быстро изделия абрамцевских мастерских вошли в моду. Соединение современности с традицией пришлось по вкусу либеральной городской элите, и во многих домах декоративное творчество стало органичной частью повседневного быта. Постепенно скромное крестьянское ремесло проникло и в высший свет, включая даже покои царя.

Успех абрамцевских мастеров, трудившихся под руководством Е. Д. Поленовой, был подтвержден тем фактом, что в 1900 году, уже после смерти Поленовой, её проекты заняли видное место в разделе ремесел российского павильона на Парижской Всемирной Выставке. Так, работы Е. Д. Поленовой, связанные с мастерскими, завоевали международное признание.

Абрамцево значило для Поленовой очень много, художница отдавала себя работе целиком. Благодаря Е. Д. Пленовой это место стало одним из первых российских центров возрождения народных ремесел. Дело Поленовой и Мамонтовой продолжает жить: традиции художественно-столярной мастерской, заложенные в конце 19 века, сегодня продолжает Абрамцевский художественно-промышленный колледж им. В. М. Васнецова.

Как живописец-станковист Е. Д. Поленова — художник многоплановый. Одна из самых важных тем в живописном творчестве Е. Д. Поленовой — тема детства. Дети являются героями нескольких её картин и рисунков. Наряду с жанровыми сюжетами Поленову привлекали в живописи темы исторические. У неё было много задумок: юность Сергия Радонежского, «Борис и Глеб», Невская битва, картины о русском средневековье, которые остались в виде эскизов. Близки ей были национально-романтические образы, в ряде её поздних вещей они окрашены чертами классического символизма.

Поленова великолепно владела техникой живописи, но была признанным мастером акварели. Она занималась графикой, декоративно-прикладным искусством, пробовала себя и в архитектуре (проект звонницы храма Спаса Нерукотворного в Абрамцеве, осуществлен не был). Её художественные интересы были очень обширны: керамика, роспись по фарфору, эскизы для вышивок, обоев, ковров, пр.

Поленова отдавала предпочтение «малым формам», детальному изображению. Даже в акварельных пейзажах, выполненных в окрестностях Абрамцева, она писала замкнутые, интимные уголки природы и подробно разрабатывала переплетения трав и цветов переднего плана. Основное в пейзажах Поленовой - внимание к мелочам, веточкам, грибам, насекомым. Названия её работ: «Цветы цикория, лужайка», «Заросль», «Уголок сада осенью», «Конский щавель», «Татарник», «Задворки», «Одинокая ромашка осенью» и др.

Любование «мелочами» видно и в станковых работах Поленовой, и в её графике, и в предметах мебели. Создавая эскизы для резьбы по дереву, Поленова широко использовала свои наблюдения и зарисовки с натуры. В своих орнаментах она часто воспроизводит формы полевых цветов: чертополоха, одуванчика, ромашки — и располагает их в ритмической последовательности, стилизует. Эскизы мебели Поленова создавала в большом количестве и ни один из множества вариантов не повторяет другого.

Работала Елена Дмитриевна с азартом, поставив себе условие не заимствовать форм и рисунков из общеизвестных источников. Для создания оригинальных предметов быта Поленова специально изучала подлинные вещи, предпринимая целые походы в соседние деревни, делая много зарисовок во время поездок по России.

Увлечение народными промыслами и древнерусскими верованиями нашло отражение в книжных иллюстрациях Е. Д. Поленовой.

Детские сказки — совершенно особая страница в творчестве художницы. «Думаю, что иллюстрировать русские народные сказки — дело большой важности — писала Поленова в одном из писем В. В. Стасову — Я не знаю ни одного детского издания, где бы иллюстрации передавали поэзию и аромат древнерусского склада». Именно Е. Д. Поленова первой обратила внимание на то, что русские ребятишки листают издания с иностранными сказками, и приняла решение иллюстрировать русские народные сказки.

Первые иллюстрации к сказкам Елена Дмитриевна сделала в 1886 году. С этого времени до конца своей жизни она не бросала любимого занятия. Для иллюстрирования она брала не только уже опубликованные сказки из сборника А. Н. Афанасьева, но и активно собирала фольклор, ходя по окрестным деревням. За двенадцать лет Поленова сделала иллюстрации более чем к двадцати русским народным сказкам и поговоркам, причем особенно она любила сюжеты архетипические для русской культуры, то есть не заимствованные из западноевропейских литературных источников.

В Абрамцево сохранилась удивительная постройка - Баня-теремок, в которой находится очень оригинальная «комната-шкатулка». На стенах — иллюстрации Е. Д. Поленовой к «Сказке о Маше и Ване».

Из 20 проиллюстрированных Поленовой сказок при её жизни была издана лишь одна — «Война грибов». Однако высокая художественность произведений Е. Д. Поленовой стала стимулом для её последователей — иллюстраторов книг. Такие мастера, как И.Билибин, С.Малютин, Г.Нарбут, Д.Митрохин, считали себя учениками Е. Д. Поленовой.

Огромная заслуга Елены Дмитриевны состоит в становлении самой концепции иллюстрации к детским сказкам. Поленова мыслила детскую книгу как единое художественное целое: желтоватая «старинная» бумага, украшенные диковинными орнаментами листы, тексты, словно написанные от руки старинным почерком, яркие иллюстрации, обложка, обтянутая пестрым ситцем — все должно производить впечатление рукотворности.

Работа над иллюстрациями к сказкам была неразрывно связана с процессом изучения крестьянского быта. Е. Д. Поленова считала, что между этими темами существует определенное родство и она привносила в сказки и в деревянные резные вещи все то, что она почерпнула из народного творчества.

Иллюстрации Поленовой претерпели стилистические изменения. Со временем от пространственной мягкой манеры иллюстраций Поленова перешла к более плоскостным изображениям с четкими контурами и яркой заливкой цветом. Поленова признавала, что на стиль её книжных иллюстраций повлиял англичанин Уолтер Крейн. Вот, что пишет А.Шакина, современный исследователь работ Поленовой, созданных в 1890 годы: «Поворот к модерну наметился в костромском цикле. Е.Поленова использует сложный рисунок, взгляд снизу вверх. Она обобщает и ритмизирует композицию, уплощает формы, стремясь сохранить и подчеркнуть плоскость листа, использует приемы клуазонизма, обводя предметы темной чертой, — словом, весьма активно участвует в создании русского варианта стиля модерн»

Подпись автора